Философия, религия, наука        09 апреля 2021        2914         0

Райский Ад

Не знаю, играют ли современные дети, собравшись вместе, в «поломанный телефон», а вот мы играли. И весело смеялись, когда слышали, как сильно иной раз отличается финальная фраза от исходной.

Хотите верьте, хотите нет, но современные религии – это реально результат «поломанного телефона», до степени «в точности наоборот».

Древний фантастический хоррор

Все знают про ад? Чего я спрашиваю! Каждый русский, воспитанный на православных байках, знает про ад: это плохое место, где чалится Сатана и черти таскают полешки под котлы с грешниками, куда лежит дорога всем нашим врагам (тогда как нам, по убеждению господина Путина, напрямки в рай).

Христианство, ветвью которого является православие, зародилось не на пустом месте, а на развалинах древних религий. Поначалу у новой церкви ничего не было, и ее родоначальники тащили все подряд: Евангелия и Христа от гностиков (известны десятки апокрифов, кусочками вошедших в Евангелие; Иисус Христос же есть гибрид Христоса, внутреннего бога каждого человека, и хрестоса, его земного отражения, о чем позже), от римлян Бога (Вакх, он же Bohus, он же бох, он же бог без окончания «us»), от назареев монашество и длинные волосы, и т.д. Ад христиане стибрили у греков (эллинов).

Те, кто читали «Мифы древней Греции», должны были обратить внимание, что Ад весьма созвучен с греческим Аидом. Это «страна теней», пристанище мертвых. Ее опоясывает река Стикс, охраняет трехголовый пес Цербер, но вместо Сатаны там правит брат Зевса, чье имя однозвучно названию страны теней, а в женах у него Персефона.

Так вот, Аид – это тоже «поломанный телефон». Уже в эллинские времена (а на деле еще раньше, ибо эллины позаимствовали идею Аида у египтян) люди верили в фантазии, а не в реальность, и не сказать, что это им здорово помогало в жизни. Платон в «Государстве» шибко ругается на знаменитых греческих поэтов, Гомера и Гесиода, которые переврали еще более древние мифы и сделали картинку весьма красочной, правдоподобной.

Например, такие стихи, как:

«И жилищ его (Аида) не открыл бы бессмертным и смертным,

Мрачных, ужасных, которых трепещут и самые боги…»

или:

«Тихо душа, излетевши из тела, нисходит к Аиду,

Плачясь на жребий печальный, бросая и крепость (здоровье) и юность…»

… Платон предлагает подвергнуть цензуре: «Мы извиняемся перед Гомером и остальными поэтами – пусть они не сердятся, если мы вычеркнем эти и подобные им стихи, и не потому, что они непоэтичны и неприятны большинству слушателей, нет, наоборот: чем более они поэтичны, тем менее следует их слушать… Мы исключим сетования и жалобные вопли прославленных героев… Мы утверждаем, что достойный человек  не считает чем-то ужасным смерть другого, тоже достойного человека… для него совсем не страшно лишиться сына, или друга… Мы правильно исключили бы  плачи знаменитых героев, предоставив их женщинам, и то несерьезным, да разве еще и никчемным мужчинам» («Государство»).

Прекрасная речь, прекрасный замысел! Или вам нравятся страдания по «усопшим», и дикий страх перед смертью, и множество страшилок вокруг «потустороннего бытия»? А что, как не страх и страшилки побуждают людей к подлостям, предательству, заставляют их трястись сверх меры над своими детьми, делая их слабыми, ничтожными, боящимися жизни и тем более смерти? И это как-то совместно с прославлением героев войны, жертвовавших собой для блага поколений. Где логика?

Как звучала изначальная фраза?

Но я о другом: судя по книгам Платона, уже в его времена Аид представляли вовсе не тем, чем он на самом деле является. Христианам только-то и осталось, что добавить в греческий вымысел своих любимых фантазийных героев – и приходи, кума, любоваться.

Так вот: в древней Традиции, от которой пошли все религии, под Адом подразумевалась… наша матушка Земля, наш земной мир!

Вот ничего себе, скажете вы: а нам здесь неплохо, какой же это ад? Что я могу на это возразить? Разве что словами поэта: «нравится червям в куче дерьма»! Уверяю вас, если бы вы родились в реально злых мирах, вы и тогда в перерывах между страданиями считали бы свое местопребывание не самым ужасным. И даже, упаси Господь, если б родились в белом гибком теле в навозной куче, то вкус говна, простите, находили бы недурственным. И все потому, что не знали бы иной жизни, или не помнили о ней.

Но если бы навозному обитателю удалось как-нибудь вознестись умом на уровень человеческого сознания, то свое прежнее существование он признал бы адовым! Равно таким же образом Серафим Саровский, будучи восхищен до Царствия Небесного (за что купил, за то и продаю), причитал, что по сравнению с ним земное бытие такое же, как для червя по сравнению с ним пребывание в разлагающемся трупе. С чем всех нас и поздравляю!

Родители душ наших

Но ближе к делу. «Ад» на санскрите, родоначальнике всех языков, суть «первый». Отсюда Адам (Ад-ам, первый отец), Ади-Будда (Первый Будда), адепт (в каком-то смысле, первый среди людей, или человек, достигший Первоисточника), и т.д. Нашу Землю в древней Традиции назвали адом потому, что она первый мир… первый с краю, а на деле последний, смотря откуда смотреть.

Счет, по всей видимости, пошел от индусов, или откуда-то в Востока. Там много философско-религиозных школ, везде разная классификация, но, насколько помню, 33 индусские Локи (миры, планы сознания) начинаются от нашей Земли, которая в основании лестницы разумных миров, уже вторая ступень которой нам неведома и непонятна.

Где-то там, в метафорических Небесах, посередке между Локами высшего Космоса и Адом-Землей, обитают наши Прообразы. Или, если хотите, наши Создатели. Они вовсе не лепили наши тела из красной глины, но ответственны за происхождение наших мыслящих душ. Ну, как ответственны… не более, чем мы, зачинающие своих детей посредством нехитрого процесса.

Мы же не создаем ни их тела, ни их сознания, а просто содействуем их появлению – природа все делает сама. Даже воспитание не особо влияет на наших детей – их качества как-то самостоятельно проявляются во временем. Пожалуй, мы лишь даем им пищу, одежду и кров, основы этики и базовые знания, а в остальном надеемся толи на гены, толи на случай – авось, да народится гений… хотя, зачем нам нужен этот гений и что потом с ним делать, вопросами не задаемся.

Если посмотреть процесс зарождения человеческой жизни  на Земле, то : вот мужчина и женщина соединились, вот у женщины вырос живот, и вот от нее отделилась новая жизнь. Почти аналогично происходит на Небесах: от сияющего Прообраза (Сына Божьего, если угодно) отделяется его подобие, уступающее ему в яркости, но почти столь же чистое, и нисходит в человеческое тело, на грядущие муки и страдания – так в каждом случае (за некоторыми исключениями) при появлении на Земле человеческих детей.

Наши Прообразы не разделены на два пола, и потому им не надо пары для рождения новой личности – они андрогины, способные порождать души в одиночку, присущей им силой. Книга Бытия о том же: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему… И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их».

То есть, Бог (в единственном числе) сотворил человека по своему образу и подобию, а в итоге получились двое, мужчина и женщина? Тут или было по крайней мере двое богов, один из которых имел мужское естество, другой женское (думаю, христиане будут против такой трактовки), либо это был Андрогин, и его первые создания также были андрогинами.

И тут нам Платон совершенно в дугу: «Когда-то наша природа была не такой, как теперь, а совсем другой. Прежде всего, люди были трех полов,  а не двух, как ныне,  — мужского и женского, ибо существовал еще третий пол, который соединял в себе признаки этих обоих; сам он исчез, и от него сохранилось только имя…  андрогины,  и из  него  видно, что они сочетали  в  себе вид  и наименование обоих полов — мужского и женского. Кроме того, тело у всех было округлое, спина  не  отличалась от  груди, рук было четыре,  ног столько же, сколько  рук, и у каждого на  круглой шее  два лица,  совершенно одинаковых; голова же у двух этих лиц, глядевшие в противоположные  стороны, была общая, ушей  имелось две пары, срамных частей две, а прочее можно  представить себе по всему,  что уже сказано» («Пир»). Так выглядели первые люди на Земле; более подробно разбираю этот вопрос, разгадывая ребус одного голливудского фильма. В дальнейшем  люди разъединились на мужчин и женщин, и андрогины постепенно исчезли с лица земли.

Но все же и христианам придется немного подвинуться, или как-то разумно возражать против их же Писаний: «И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло» (III, 22). Слышите: как один из Нас! Богов-то, оказывается, было много.  И это подтверждают индусы со своими древними представлениями – они чтят 330 миллионов Богов. И если бы не забыли смыслы своих философий, то сейчас Богов у них было бы  эдак под миллиард, по Богу на каждого индуса.

Итак, есть Андрогины (наши Первообразы), и есть земные души, их производные. Путь душ лежит к своим Родителям, дабы соединиться с ними и стать одним. По сути же они одно, но разъединены в целях познания и эволюции, на время. Слушаем евангельского Иисуса Христа: «чада века сего женятся и выходят замуж; а сподобившиеся достигнуть того века и воскресения из мертвых ни женятся, ни замуж не выходят, и умереть уже не могут, ибо они равны Ангелам и суть сыны Божии, будучи сынами воскресения» (Лука, XX, 34-36).

Собственно, в этой цитате вся разгадка Ада-Аида, и мы к ней еще вернемся. А пока нужно обратить внимание на следующие моменты:

– воскресение есть слияние душ со своими Прообразами, восстановление в статусе Сынов Божьих, а не странные процессы возрождения из могил (по представлениям христиан), путем обрастания сгнивших костей кровью и плотью;

– Сыны Божии, они же Андрогины, они же Прообразы не имеют пола. Такими были первые люди, такими будут люди в будущем – ну, возможно, не с четырьмя руками и ногами, но способные порождать свое потомство как их Родители, силою мысли и представления.

Реальный Ад

А вот теперь перейдем к финальной части нашего решебника. Аид в греческих мифах, напомню, «страна теней», пристанище мертвых. Если бы вам, уважаемые читатели, случилось бы соединиться со своими Родителями еще при вашей земной жизни, вы бы поняли, как это понял Серафим Саровский, что ваше земное сознание, мягко сказать, ущербно перед сознанием Андрогин. Ему земное состояние представилось немногим выше трупного.

Именно также мыслили древние люди, от которых пошли мифы. В своем состоянии Сынов Божьих они считали себя Живыми, а в земном сознании – мертвыми. Им вторит евангельский Иисус «сподобившиеся достигнуть … воскресения из мертвых … суть сыны Божии» (см. выше цитату из Луки). Ну, вроде понятнее уже некуда.

Поэтому Земля, первая Лока на Лестнице Миров, или Ад есть пристанище «мертвых» душ, или теней (производных от сияющих Андрогинов). Мифические герои, опускающиеся время от времени в Ад, называют витающие души неразумными. И этот тоже верно, потому что Андрогинам присущ Разум («Ра» суть Солнце, стало быть – Солнечный ум), а их земным представителям только ум. Поэтому земляне не-Разумны.

Тени причитают и плачут – прям как большинство людей (и я в том числе), считающих себя достойными лучшей жизни.

Аид опоясывает река Стикс, и для Богов поклясться Стиксом (коли доверять Гомеру и Гесиоду) дорогого стоит. Ведь Боги есть разные, относительно земные, как наши Прообразы, и более небесные. Последние уже прошли человеческий этап в предыдущих космических циклах, и весьма не хотели бы быть скинутыми со своих Олимпов в наши перди, простите.

В случае нарушения клятвы им предстоит расстаться со своим божественным естеством, и стать людьми – возможно, не на одну жизнь. Ведь погрузившись в состояние усеченного сознания и бытия, они почти неминуемо насоздают новых причин, следствия которых им не удастся изжить за текущую жизнь. И тогда их ждет новый круговорот сансары, вырваться из которого весьма и весьма трудно.

Потому клятва Стиксом для них куда более священна, чем для нас поклясться хоть Богом (да что мы знаем о нем, точнее, о них?), хоть своими детьми. Короче, Стикс аллегория, и означает какую-то астральную область, окружающую Ад от остальных Лок.

А вот мы, дабы подняться в небесные эмпиреи, должны также пересечь Стикс, но при этом еще и заплатить Харону. Перевозчик берет денежкой, символизирующей все материальное, что мы ценим на земле – вещи и удовольствия. Вот, стало быть, цена исхода, или перехода в более высокую Локу. И даже не сами вещи и удовольствия, а желание их иметь.

Выход из Ада охраняет трехголовый пес Цербер. Считайте одну его голову Эгоизмом, вторую Невежеством, третью Страхом – преодолеете их, и станете Сынами Божьими.

***

Ну, вот так примерно звучала начальная фраза, или первичные представления, со временем превратившиеся в мифы, легенды, а потом легшие в основание публичных религий, реальных мусоросборников. Эх, кто бы их почистил? …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *