Социальная архитектура        21 июня 2020        162         0

Политическая модель

Политическая модель последняя (возможно, пока) в ряду авторской социальной архитектуры будущей России. Опирается она как на теоретический,так и практический опыт, приобретенный ХКБОО «Зеленый Дом» и ее партнерскими организациями в ходе реализации ряда программ на муниципальном уровне в 2006-2012 гг. в 70 селах Хабаровского и Приморского краев. Опыт описан в книге «Сопровождение села. Модель сельского развития», вышедшей небольшим тиражом в 2008 году. 

 

Преамбула

Разделяй и властвуй?

Нетрудно заметить, что все предыдущие модели базируются на принципе дифференциации (разделения, разведения на расстояние):

экономическая модель разделяет народ по критерию качества труда и труженика; наверху 7 степеней творческого и высшего управленческого труда; медиану занимает умственный труд; в базисе труд технический и физический;

модель образования фактически делит людей на касты по типу ума и, как заметили мои критики, обрекает их на а) получение установленного уровня образования (эдакого образовательного эзрац-пайка), и на б) одну сферу самореализации (при этом достаточно широкую):

  • предметный тип мышления: примитивный труд и подчиненное положение;
  • отвлеченный: технический труд (включая низшие ступени управления);
  • абстрактный: умственный труд (включая среднюю ступень управления);
  • эйдетивный (и системный): творческий труд и высшее управление;

модель пенитенциарной системы разделяет преступников на три больших круга по качеству личности, а круги разводят на три под-круга (всего девять) по степени преступной закостенелости (упертости, если понятней).

В общем, все это дурно попахивает сегрегацией, фашизмом и еще бог весть чем, и в памяти всплывают голливудские фильмы-страшилки о всех прелестях жестко дифференцированного общества: «Дивергент», «Гаттака» и еще добрый десяток менее известных в том же ряду… ну, и индийские фильмы и реалии об ужасах кастовой системы.

 

 В гости к Платону

По идее, мне надо бы начать успокаивать своих критиков, поглаживая их по голове: все не так, как вам показалось, я все могу объяснить… Но критик без либеральных шор и так поймет, что если где и присутствует дифференциация, так это в современном «цивилизованном» западном и российском обществах, а потому хуже точно не будет. Он прекрасно знает, что люди неодинаковы как по типу, так и по степени своего развития, и все эти пафосные здравицы в сторону «ценности каждой личности» на самом деле плохо прикрытый обман, а строить «общество равных возможностей» у современных правителей получается почему-то только на билбордах на коррупционно-криминальной (в России) да масонско-заговорной (на Западе) основе.

Если люди не равны по своей сути, то как они могут быть равны в обществе или одинаково ценны? Менее всего эти прописные истины нужно доказывать учителям, ежедневно общающимся с сотнями детей и прекрасно видящим, насколько те рознятся по способностям, памяти, остроте ума, физическим данным, нарождающимся душевным качествам. На второе место я бы поставил работодателей, с их головной болью найти подходящих исполнителей на позиции, где требуется умение выше известного «копать или не копать».

Да и все мы разве  не возмущаемся, когда безнравственный сребролюбец, совершенно непохожий на нравоучителя, надевает духовное облачение и начинает призывать к нестяжательству? Или когда чиновник, принятый по принципам родства или лояльности и ничем более не выделяющийся, успешно разваливает свою отрасль? Когда софист с дутыми научными достижениями становится академиком и арбитром научных споров?

Значит, есть люди, ценные своим духовным, управленческим или научным потенциалом, и есть те, которым цена пятак за пучок… хотя, они могут быть ценны на другом месте. И мы постоянно читаем статьи о многочисленных типах людей, их мышления, поведения, способностей, сами проходим при устройстве на работу или просто ради интереса те или иные тесты, увлекаемся астрологией с ее 12 знаками, нумерологией, физиогномикой, еще бог весть чем – т.е. знаем прекрасно, что люди капитально разные по сотне параметров!

Так на каком же тогда основании мы назначаем всем одинаково неполное среднее образование? Зачем еще два года мучаем тех, кто не пошел в ПУ и техникумы, унифицированным средним? Зачем обучаем массы студентов в вузах, если потом они и на процент не работают по полученной специальности? Почему мы обречены на уродливую масс-культуру от одних и тех же «артистов», а настоящие самородки если и пробьются к нам через интернет, то без поддержки забываются уже через год? Почему, наконец, осужденных мы держим гуртом в одних бараках, разделяя их только по тяжести преступления (еще и в доброй части случаев измышленной), зная, что в таких условиях тюрьма станет для них школой зла?

Кажется, во-первых, больше и не стоит доказывать эту очевидную теорему о неравенстве людей. Во-вторых, вся происходящая сейчас несправедливость и заключается в том, что часть людей занимается совершенно не своим делом, а другая часть не может им заниматься из-за первой части.

Отсюда, справедливость в том, чтобы каждый человек, каждый тип людей, сколь угодно большая группа занимались своим делом и не мешали другим (даже, по возможности, не завидовали), пытаясь получить то, на что у них нет ни ума, ни способностей, ни иной раз даже физических данных.

И я сейчас не говорю ничего нового из того, что 2,5 тысячи лет назад сказано Великим Греком. Так отчего мы верим речам софистов в красивых пиджаках о «ценности каждой личности», «равных возможностях», «демократическом праве», под покровом которых во власти, искусствах и науке обосновываются несоответствующие люди, и получаем взамен стремительно ухудшающееся человеческое общество с попранием всех норм и границ, а то и впустую прожитые жизни. И почему не верим очевидной правоте древней философии, хотя бы она и подтверждалась ежеминутно нашим собственным опытом?

 

Каждому свое

Сделаю неслабое допущение, что многие приняли предложенную аргументацию, и готовы признать, что если античную фразу «каждому свое», во всеуслышание озвученную Цицероном (а до него большой плеядой греческих философов и римских законников), издевательски поместил проклятый Гитлер во главу своей «арийской» «философии» и, в частности, над Бухенвальдом, то это не значит, что ее нужно похоронить окончательно и бесповоротно.

Нет, настало время ее воскресить в истинном свете, и в согласии с нею заново выстроить (лучше, реставрировать) политическую систему Справедливости. Кто знает, вдруг на этот раз ее ждет счастливая судьба?

Конечно, я прям вот слышу, как вы говорите про себя: да кто же будет определять, кто и на что способен? кому и что положено? кто этот судия? Мне кажется, вы даже не желаете слышать ответы на свои вопросы, но хотите, чтобы все осталось по-старому. И вы готовы на медленную смерть нашей страны, которая длится со времен брежневского застоя? На идейную пустоту, посредь которой только и остается восклицать, что лучшего строя чем капитализм не придумано, а лучшей системы чем демократия никогда и не существовало? На одну и ту же колоду «политиков», актеров, олигархов, говорящих телевизионных голов, поучающих попов? И ваш любимый вопрос, разумеется, «а кто, если не Путин»?

Тогда щелкните по крестику в верхней части экрана или выкиньте распечатку в мусорный ящик, потому что говорить нам больше не о чем, а вам нужно еще успеть на трансляцию ежегодного послания  президента Федеральному собранию или на его же «кривую линию».

Спасибо тем, кто остался – мы продолжим, более не утруждая себя развенчиванием застарелых софизмов и экономя время.

 

Здравствующая утопия

Я буду строить свою логику на понятной мне философии Платона (кем-то названной утопической), и потому, если она вдруг будет непонятной, то вам не стоит начинать со мной спор, лично не составив конспект к его «Государству», не пользуясь  при этом конспектами студентов и критиков.

Конечно, вы не преминете заявить (повторить чужие слова), что строить политическую систему на утопии означает в очередной раз возводить замки на песке. Ведь, мол, утопия тем и утопия, что место ей в фантазиях и на Марсе, а не посредь грешных землян.

Но отчего вы взяли, что вообще существует утопия? А не просто для воплощения «утопической» модели в данное время отсутствует требуемый духовный, образовательно-культурный уровень людей, наличие кармических возможностей и мудрых управленцев? И что эти условия не существовали когда-то в прошлом? Ведь тот же Платон, излагая «Государство», все время ссылается на государства прошедших циклов, опыт которых еще хранился в памяти мудрецов его времени.

Затем, оглянитесь: воплощенное «Государство» у нас прямо под боком, в почти сопредельном Иране! Ведь трудно не заметить, что выдающееся место Рахбара, пожизненного носителя верховной власти в Иране и высшего арбитра более чем напоминает миссию пожизненного и неподсудного верховного Правителя-Философа у Платона. И что иранские «Стражи исламской революции», объединенные в Корпус (КСИР) – это прям дословно Стражи в платоновском «Государстве» (а еще «Совет стражей», высший суд в Иране), и подчиняются непосредственно Рахбару.

Так вот, «стражи» в Иране выполняют почти тоже самое, что и в «Государстве»: защищают страну от внутренних и внешних угроз, своим примером поддерживая воспитание молодых людей в идеалах шариата, а когда примера недостаточно, то и твердой рукой.

Правда, в Иране разделены власть духовная и светская  между Рахбаром и президентом… как веками власть разделялась в Тибете между Таши-ламой и Далай-ламой. Еще иранские «стражи» едва ли не по уши увязли в экономике Ирана, имея под своим началом множество предприятий, что не по душе многим политическим движениям страны. А Платон категорически возражал против вмешательства одних групп в «Государстве» в дела других групп… но не он же советник Хоменеи.

Шариат сделал большинство установок Платона неприменимыми, на это нужно делать большую скидку. Ведь ислам не особенно подходит на роль универсальной, мягкой и логичной греческой философии (хоть в арабском средневековье многие мусульманские ученые пытались увязать наследие, главным образом, Аристотеля и учение ислама), но то, что в Иране он излагается поэтами-шиитами, дает ему определенные шансы перед упертым закостенелым суннизмом. Это видно и по свободе иранских жителей, и по демократическим институтам, и даже по женской городской одежде, которую хиджабом иной раз можно называть довольно условно.

Да, конечно, на Рахбаре и «стражах» сходства могут заканчиваться, потому как вряд ли у иранских «стражей» общие, ахаха, жены и дети. Но мы должны признать очевидное: благодаря Исламской революции вопрос об утопичности «Государства» теперь так остро не стоит.

Теперь время изложить Политическую модель, также основанную на принципах справедливости, дифференциации и параллельности. Основа и механизм реализации данной модели были проработаны на практике,  показали отличные результаты и полное понимание среди активного населения.

 

Политическая модель

Справедливость

 Справедливость – когда каждый человек занимает свое место в этом мире. Или, как минимум, не чужое. В первую очередь, свое единственное и уникальное место в нем занимает Политик, орудие Справедливости.

Как скульптор лепит человеческое тело, следуя «золотому сечению», так политик созидает прекрасное человеческое общество, отсекая от него лишнее и шлифуя оставшееся.

Как композитор, он добивается гармонии. Создавав в своей модели условия для самореализации всех групп граждан, он являет симфонию природного созвучия нот (общественных секторов, в нашем случае).

Как садовод, он освобождает свой сад от сорняков, располагает каждое растение по симпатии и антипатии с другими, правильно прививает плодовые. У него не растут смоквы на терновнике.

Как врач, знающий причины болезней, он умело нивелирует причины общественных недугов, сдерживая человеческие пороки. Лечить следствия он считает попросту неразумным.

Как поэт достигает прекрасного сочетания смысла и рифмованного слова, истинный политик соединяет людей и их миссии, уподобляя свое искусство божественной поэзии.

Как инженер, он направляет энергию людей на реализацию личной, сословной и государственной дхармы (миссии, пути, предназначения – три в одном), предоставляя тем самым людям производить свое же собственное довольствие и благополучие.

Как родитель, он видит в гражданах своих детей, и уделяет должное их воспитанию и образованию, полагая, что воспитанные и образованные граждане и успеха добьются, и не попадут в ловушки врагов рода человеческого.

 

Миссии

Миссии – врожденные предназначения как отдельных людей, так и их групп. Выявление и соблюдение предназначений – задача для политиков.

Все в мире создано по аналогии, и если на земле есть субъект или объект, то есть и их аналог, и не только в платоновском мире идей, но и прямо у нас под носом, в другой сфере. Поэтому при строительстве государства людей мы должны обращать внимание на самих людей и строить государство по их подобию, добиваясь аналогии. В таком случае, наше строительство будет долговечным.

Другое дело, если мы будем брать за пример не идеального человека, а среднестатистического. В таком случае, срок жизни нашего государства будет примерно таким же среднестатистическим. Поэтому, по возможности, идеализируем.

Человек – это тело, душа и Дух, триада неоплатоников. И тело есть базис земного существования, душа – управитель тела, с помощью которого она получает земной опыт, медиатор между телом и Духом. Свою земную чувственность и влечение к земным формам она разделяет с телом,  а способности познания, интуиция и высшие переживания ей достаются от Духа.


У каждого аспекта человека есть своя миссия: тело работает, душа управляет, познает и творит, Дух ведет. Поставьте по аналогии вместо этих аспектов народ, интеллигенцию и Правителя (Политика), и их миссии будут более чем понятны.


Еще раз настаиваю на идеализации, потому как если тело понятно всем, а душа всем, кроме крайних материалистов-агностиков, то Дух, пребывая у большинства людей большую часть жизни в латентном состоянии, оказывается вопросом скорее веры, чем личного опыта.

Кстати, если телу соответствует народ, душе – интеллигенция, Духу… наверно, это будет парадоксально, но Духу в государстве соответствует вообще один человек. Безусловно, людей, способных нести на земле божественный свет искусств, включая искусства политики и философии, много (хотелось бы!!!), но тот, кого Гармония и Истина поставят в центральную точку, через которую установят основы Справедливости, может быть только один. Хотя бы потому, что в человечестве пока и двое не могут иметь единое вИдение.

Государство станет устойчивым, если соберется естественная триада, и со временем будет способно поразить своим долголетием не менее древнего Египта. Для этого нужно, чтобы интеллигенция разделяла идеологию и аскетизм Правителя-Философа, и тогда она будет иметь авторитет в народе и управлять им.

Но живой интеллект, вызывающий иллюзию мудрости, всегда стремится опрокинуть логичные построения, поднимающиеся над пятью убогими человеческими чувствами и показаниями стрелок приборов, а  земные страсти, смешиваясь с интеллектом, подбивают на бунт и самостоятельность, пока вовсе не возьмут верх. Тогда авторитет медиатора падает ниже плинтуса, интеллигенция отодвигается от власти, и страна скатывается к тирании подлецов, не отягощенных ни мудростью, ни совестью.

 

Общественные секторы

Общественные секторы – сложившиеся социальные группы людей, прошитые внутренними силовыми линиями управления, обязанностей и авторитета.

Давайте пока будем иметь дело с тем, что у нас есть. Платон, в свое время отчаявшись найти поддержку у тиранов, заявил, что он не знает, каким образом его социальная архитектура станет реальностью, и воздвиг полностью умозрительное «Государство», весьма далекое даже в те далекие времена от существовавших политических систем, но бравшее корни в системах прошлого.

Мы же попробуем связать политическую модель с имеющимися социальными группами. В России таковых три, и мы называем их секторами: власть, бизнес и НКО, и это либо сложившаяся монолитная организация (Власть), либо аморфные союзы организаций, способных брать на себя ответственность.


Миссией сектора власти является управление процессами, общими для всей страны, миссией бизнеса – производство товаров и услуг, а сектор НКО просвещает, объединяет и умиротворяет  население (пока весьма локально, в микроскопических дозволенных рамках и дозах).


Все было бы неплохо, если бы наши секторы придерживались своих миссий, и тогда сложившийся порядок можно было бы назвать справедливым. Но уже в Конституции РФ из трех акторов мы найдем лишь Власть (Исполнительную, Законодательную и Судебную – как слепки Исполнительной, да положения о Президенте), и ничего о Бизнесе и НКО.

Она вполне себе списана с Конституции США, и даже Конституция Франции выглядит перед российской предпочтительнее, так как у французов есть хотя бы конституционные экономический и социальный Советы, чьи решения, впрочем, носят лишь рекомендательный характер. И хотя в стране три сектора, по Конституции существует лишь один, отчего наша Конституция является регламентом действия власти, и к остальным двум секторам отношения почти не имеет.

В полном согласии с основным документом страны, являясь единственным Сектором, Власть считает другие секторы едва ли не своими производными. Она, до предела раздув контрольно-запретительные функции, не признавая суверенные права Бизнеса, влезает на его территорию, аффилирует, грабит, переписывает на себя, обеспечивая чиновникам и их детям гешефты. И нетрудно прогнозировать, что скоро в России не останется частного предпринимательства, коли оно стремительно вытесняется «бизнесом» от чиновников. Во всяком случае, во Франции, под мудрым масонским руководством находятся российские «управленцы», это уже произошло: крупный и средний частные бизнесы фактически разгромлены и переписан на поклонников фартуков и треугольников.

Та же Власть просто царит на ниве НКО: благотворит (за счет Бизнеса), патриотит, и даже защищает права ею же задавленных; от бывшей свободы в области образования не осталось и следа – частные образовательные школы в России пересчитываются по пальцам; культура в массы, дополнительное и дошкольное образование, спорт, управление наукой – все это функции назначенных чиновников.

Я обычно поясняю труизм справедливости на примере сапожника, пирожника и портного из крыловской басни. Ведь несомненно, «беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник, и дело не пойдет на лад» – несправедливость налицо, и мир уступает место войне, что и  происходит в стране, где Власть, которая свое-то дело честно не выполняет, еще в большей мере другим не дает следовать дхарме.

Возможно, стоит привести хотя бы один пример для иллюстрации. Хорошо, в 2020 году «Счетная палата назвала главные проблемы российской науки. Увеличение финансирования в 13 раз не помогло догнать США и Китай. Расходы бюджета на российскую науку растут, но по многим показателям она остается неэффективной, говорится в отчете Счетной палаты. Только по числу патентных заявок Россия отстает от США почти в 16 раз, а от Китая — в 38» (на сайте РБК www.rbc.ru/politics/07/02/2020).

Действительно, по принципу финансирования науки от ВВП Россия отстала от Ю.Кореи почти в 4 раза (1,1% против 4,24%). Я полагаю, что и указанный 1,1% на деле есть внушительная и даже вполне достаточная сумма, и дело здесь вовсе не в количестве денег. После того, как власть отстранила избранных менеджеров, академиков, от управления Академией Наук, дело было сделано, в отрицательном смысле, полностью. Отныне чиновники стали определять и стратегию РАН и кадровый состав под ее реализацию. Собственно, лучшей иллюстрации для наших сапожников и пирожников трудно придумать, а результаты такого управления лучше и не спрашивать.

 

Общественный договор: документ и процесс

 Общественный договор недействителен, когда он является лишь бумагой, а не бумагой с изложенными принципами государственной модели, и процессом в соответствии с ними.

По идее, лучший выход – это закрепить в Конституции наряду с Властью миссии, табу, права и обязанности Бизнеса и НКО. Но это, видимо, еще труднее, чем добиться от Газпрома сделать национальным достоянием контролируемое им и день ото дня подъедаемое «национальное достояние».


Конституция – это латинское замещение Общественного Договора, который сегодня организованная Власть заключает с аморфной не-Властью: вот это наши права и обязанности, а вот это ваши.


Делается это через обещания и откровенную покупку электората, и именно в этом 2020 году, на который пришлась публикация данной модели, абсурд происходящего стал очевиден, надеюсь, даже умственно слепым от рождения: более 200 поправок вносится в Конституцию страны в обмен на замораживание системы политической и личной власти. Ведь два последних обстоятельства просто ликвидируют Конституцию, и потому будь она хоть лично сотворена богом посредь громов и молний, она не будет работать принципиально.

 

Гаранты Общественного договора

Следуя принципу параллельности, давайте смоделируем другой Общественный Договор, в котором вместо непонятной не-Власти будут осязаемые акторы.

При этом,  я не веду речь об очередной бумаге, которую предлагаю всем подписать и забыть. Точней, бумага и текст нужны, но они должны запускать Процесс, идущий как можно шире – желательно, повсюду. И чтобы в ходе этого процесса выправлялась несправедливость.


Как любой подобного рода документ Общественный договор нуждается в Гаранте, который контролировал бы его исполнение и налагал санкции на неповинующихся. Если Общественный договор будет еще и Процессом, то он дополнительно нуждается в управлении.


Сейчас у Конституции один гарант – Президент. Смешно, как только люди не могут добиться исполнения законов властью, что сплошь и рядом, они пишут президенту. Видимо, он лично читает все письма, если некоторые до сих пор уверены, что «письма Путину» помогают, как кора дуба при онкологии.

У нас трое Игроков, стало быть Управляющих гарантов должно быть минимум трое. Но поскольку это Процесс, который (умозрительно) идет повсюду, то гаранты должны быть… в каждом городе и селе! Во всяком случае, в каждом, где есть Власть, Бизнес и НКО.

Назовем новую структуру Советом гарантов (или Советом управляющих, это все равно), и в ней ровно три человека, за которыми стоят местные группы людей.

С чем все трое будут согласны? С тем, что написано в Общественном договоре. Основной принцип, лежащий в его основе – Справедливость, дающий Власти, Бизнесу и НКО: 1) право выполнять свою миссию (и в рамках миссий предоставляющая объем полномочий и возможностей (в первую очередь, через финансирование); 2) диктующий табу – не покушаться на чужую миссию, не мешать партнерским секторам исполнять свое предназначение, и 3) налагающий обязанность – оказывать партнерам содействие в исполнении миссий, так как их успехи обуславливают общий успех. На этом трое гарантов и пожмут друг другу руки.

В ведении Советов гарантов будет исполнение присоединившимися условий Общественного договора, точнее, Общественных договоров, совокупность которых – от села до страны – и составит Основной закон и процесс.

Теперь протягиваем цепочку: Совет гарантов села (квартала) — … района и города — … региона (республики) — … страны, можно включить и промежуточные округа. Создается она через обязательный пункт в Договоре о иерахическом подчинении, который в принципе и формирует систему Общественного договора. При этом вышестоящий Совет гарантов выносит предупреждения при нарушениях прав, табу и обязанностей нижестоящими Советами, и имеет право исключать их из зоны действия Общественного Договора.

Организации, подписавшие Договор, следом разрабатывают и принимают ежегодный План совместных действий, направленных на развитие своего села, квартала, города, края и страны. В дальнейшем План будет заменен 3-5-летней Концепцией развития (села, города, района…), с разбивкой по направлениям (программам) и годам (отдельным проектам).

Проект данного Общественный Договор был предложен мной в 2012 году, а в следующем году действующий документ был подписан в пос. Дормидонтовка Вяземского района Хабаровского края между сельским главой, АНО «Исток» и несколькими предпринимателями. Подписание было вполне официальным, на нем даже присутствовал действующий губернатор края В.И. Шпорт. К Договору прилагался краткий план действий, включавший в себя совместное проведение Фестиваля Варенья, ремонт главной улицы и проект, направленный на детей-инвалидов.

На Фестивале Варенья, ставшем к это времени визитной карточкой Вяземского района (фото и материалы в достаточном количестве в интернете), Власть организовывала и финансировала условия для проведения (установка сцены, отсыпка площади, обустройство общественного туалета и т.д.). Бизнес сделал торговые ряды, финансировал проведение конкурсов. НКО создала инициативную группу, разработала сценарий, рекламу, организовала простых жителей в торговый процесс, пригласила коллективных участников из других сел и привлекла грантовые средства. По-моему, исчерпывающий пример локального Общественного договора и Планов действий.

 

Восстановление секторов

 Для подписания и реализации Общественного договора требуются все Секторы. К сожалении, сейчас во многих селах и даже городах это невыполнимое условие.

Власть-то, собственно, есть везде, хотя бы в лице местных депутатов, но далеко не везде есть НКО и даже бизнес. Нашей организации доводилось работать в селах, где нет своих предпринимателей, и магазины держат люди из соседних сел или райцентра. Такая печальная ситуация, к которой пришли часть сел из-за вымывания активных людей вследствие закрытия предприятий, школ, домов культуры и фельдшерских пунктов, административного слияния поселений и др.,  не позволяет осуществить заключение Общественного договора. Ведь там отсутствуют все секторы, и порядочная часть поселений сегодня стремится к ситуации, за которой нет ничего, кроме социальной смерти.

Региональный Совет гарантов вполне в состоянии вдохнуть в такие села новую жизнь, если вначале подложит под это движение законодательную и финансовую базу в виде программ поддержки гражданских инициатив и начинающих предпринимателей. Сегодня эти программы существуют почти во всех регионах и даже кое-где на муниципальном уровне, но они крайне неэффективны, потому что ведутся чиновниками под контролем чиновников, обставляющими поддержку необоримой бюрократией (и даже сознательным вредительством, сталинским словом) и исключающими любое творческое развитие. Эти программы должны управляться опытными профессиональными НКО, образованными активными гражданами, имеющими соответствующий опыт, а также пассионарными организациями Бизнеса.

После тщательной инспекции человеческих ресурсов НКО через партнерскую организацию в районе и при содействии местной власти может зажечь людей, пробудить в них стремление вдохнуть в село новую жизнь, расширить умозрительные горизонты успешными кейсами, найти активистов и помочь им спроектировать и выполнить любое общественно-полезное начинание на средства региональной или районной программы поддержки гражданских инициатив, и сопровождать весь процесс.

Через пол-года в половине случаев там поменяется психологическая атмосфера, и будет с кем работать. И тогда, после проработки элементарных бизнес-планов, Бизнес может взять местных начинающих предпринимателей на стажировку на действующее предприятие выбранного активистами профиля, помочь провести маркетинговое исследование, предоставить опытного коуча на сопровождение. Не бросит село и НКО, поднимая сложившиеся инициативные группы на новую ступень работы во благо своих малых родин. Через 3-4 года такие села будут полностью готовы, секторы сформированы, акторы избраны, Договор подписан, процесс сближения позиций запущен.

Для последнего мы некогда использовали форму консорциумов, в которые входила сельская НКО, образованная активистами после успешных проектов, и несколько местных предпринимателей. Консорциумы могут быть ступенями к Общественному договору, потому что в их образовании участвуют всего два сектора. Сельским предпринимателям, не отягощенным образованием, весьма полезны союзы с активной интеллигенцией в НКО, которые готовят для них документы на субсидии, помогают с отчетностью в фискальные органы, способны выступить промоутерами местной продукции.

Упомянутый Фестиваль Варенья в Дормидонтовке изначально затевался именно как поддержка своих сельских производителей, и можно припомнить значительное число кейсов, вроде потребительских кооперативов, столов и сайтов заказов местной продукции, отделов в местных магазинах с фермерской продукцией и т.д[1], как вклад НКО в развитие местного бизнеса.

Обратным порядком местные предприниматели могут поддерживать инициативы своего НКО, создавая для него официальный (в случае регистрации в форме Некоммерческих партнерств) или неофициальный фонд, выполняя необходимые работы и лично участвуя в мероприятиях.

Так понемногу крайний индивидуализм уступает место общим интересам, и селу становятся доступными более масштабные межсекторные проекты.

 

Дифференциация Секторов

Внутри Секторов должно установиться общее понимание секторальных миссий. А это невозможно без очищения Секторов от несоответствующих миссиям организаций.

Еще до подписания Общественного договора необходимо оформить Секторы. Если Власть сегодня может похвалиться своими пышными формами, то Бизнес и тем более НКО вовсе нет.

Хуже того, в том же секторе НКО более половины организаций, чьи ноги растут из совсем других секторов. Это различные мимикрии, понаделанные Властью, дабы выглядеть популярно и контролировать общественные сферы: советы ветеранов, инвалидов, какие-то экологические движения, казаки, ОНФ высшие учебные заведения, религиозные приходы, те же партии являются по закону некоммерческими организациями; хватает продуктов западной толерантности (всякие лгбт-сообщества), не имеющих никакого отношения к гражданской активности.

От Бизнеса в стане НКО прописались некоторые Фонды и тренинговые компании, различные Некоммерческие партнерства, объединяющие бизнес-организации, и т.д. В итоге, любое совместное деяние НКО проваливается из-за жуткой разницы интересов, а общий вектор мнений в принципе невозможен.

Поэтому здесь вновь придется применить принцип дифференциации, без которого никакое объединение, как бы это парадоксально не звучало, невозможно. Нормальная НКО – это организация, созданная в порядке гражданской инициативы и отвечающая миссии сектора. Именно такие и должны остаться в Секторе, остальные разойдутся по своим шатрам. В аналогичной чистке нуждается сектор Бизнеса.

Унифицированные секторы могут начать оформление посредством тематических площадок. В НКО большой спектр организаций, и потому их лучше развести по площадкам молодежной, спортивной, экологической, инвалидной, самоуправленческой и иной направленности.

На каждой из них избирается общий представитель (актор), за которым стоит вся площадка. Представители площадок образуют Совет сектора, от которого делегируется представитель для заключения и работы регионального Общественного договора. В секторе Бизнеса – идентично.

 

Зависимость развития Секторов и территорий от соблюдения Общественного договора

Соблюдение концептов Общественного договора должно отражаться на возможностях территорий к развитию, и наоборот.

Сегодня в региональных и федеральном бюджетах расходование средств на 90% ведется в соответствии с Государственными и Федеральными целевыми программами (ГЦП и ФЦП): в области образования, здравоохранения, ЖКХ и т.д. Это разумный подход, хоть он и не защищает от коррупционной составляющей.

Если завести в концепции ГЦП и ФЦП привязку к Общественному договору, это даст весьма мощный стимул для его распространения и эффективной работы. Во всяком случае, теперь участие всех территорий (от поселений до регионов) в ФЦП и ГЦП[2] будет напрямую зависеть от соблюдения их акторами прав, табу и обязанностей Общественного договора.

При исполнения акторами Общественного договора, к которому они присоединились и присоединили тем самым свою территорию, они обретают возможность получать из бюджетов вышестоящей территории средства на свои проекты по всем полномочиям, описанным в федеральном законе 131-ФЗ (культура, спорт, дороги и благоустройство, музеи и т.д.); подобное правило распространяется и на регионы по отношению к ФЦП.

Сегодня искусственно созданный налоговыми перекосами недостаток бюджетных средств на местном уровне заставляет поселения передавать свои полномочия на уровень районных муниципалитетов, а от тех – на региональный уровень. По ходу воплощения модели вместе с  практическим обучением акторов всех секторов на местном уровне полномочия будут передаваться в обратном порядке. Опыт даст возможность расширять имеющийся в 131-ФЗ список полномочий.

Если же акторы не исполняют Общественный договор, нарушая миссии своих Секторов и не устраняют нарушения, на которые им было указано вышестоящими Советами гарантов, то поселение, район или регион частично отсоединяются от Общественного договора (их проекты не принимаются на конкурсы ГЦП и ФЦП), лишаясь возможности развиваться в соответствующих сферах.

Полное отсоединение, полагаю, невозможно, потому как это означало бы фактически сепаратное исключение из-под действия новой Конституции. Как крайний случай возможен временный переход административных единиц под управление акторов из соседних поселений, районов или регионов, т.е. введение внешнего управления – на период восстановления правосознания у прежних акторов или появления новых кадров.

Полноценное участие в Общественном договоре позволяет акторам быстро получать необходимый опыт для управления, что будет отражаться на их карьерном росте и продвижении территорий.

 

Политическая система

Пока политическая система зиждется на секторе Власти, задающем все параметры деградации. По действующей конституции передовым отрядом сектора является законодательная ветвь. Но по факту это сущее издевательство над здравым смыслом, начиная уже с самого принципа ее формирования, т.е. с выборов, которые ставят в линейку избирателей всех, кому просто стукнуло 18, и они не в тюрьме и не в дурдоме.

Неужели мы рады, что на выборах голос последнего алкоголика, не сделавшего счастливым никого в своей жизни и пришедшего на избирательный пункт ради пятисот рублей, равен голосу хотя бы скромного учителя, воспитывающего второе поколение детей, или врача из неотложки, спасающего по несколько человек на дню?


В этой линейке на равных оказываются профессор и студент, профессионал и профан, вор и моралист, ангел и сатана, образно. Их голос обезличивается, за ним нет ни достижений, ни достоинства, ни порока, ни преступления – просто галочка в бюллетене. И это главное достижение безумной демократии.


Депутатский корпус – просто топорно разыгранный фарс, сформированный властью список, подсунутый электорату и сопровождаемый навязчивой  рекламой. Давно уже побеждают не дела, не честь и достоинство, а портрет на биллборде, подретушированная биография и немного обещаний. Не удивительно, всё, чем сегодня занимаются депутаты, упирается в обслуживание исполнительной власти, послушное голосование за ее разрушительные законопроекты.

И первый нонсенс: бюджет исполнительной власти утверждает власть законодательная. Представьте крупную фирму, в которой решения по использованию финансовых средств принимает не ее директор, а группа представителей от коллектива фирмы. Директор разрабатывает стратегию, проекты, подкладывает под них финансовую поддержку, но окончательное решение по утверждению или отклонению стратегии, проектов и финансирования принимает вовсе не он (и даже не инвесторы!), а те, кто в системе управления ничего не смыслят и, вдобавок, никакую ответственность за свои решения не несут! Два вопроса: зачем они это делают и будет ли у такой фирмы профит? Неужели есть вера в то, что десять слабо разбирающихся в стратегии и проектировании людей лучше, чем один понимающий?

Нонсенс номер два: законодательная ветвь почти не генерирует законодательство, рефлексируя на нужды, проблемы или успехи страны, а лишь утверждает инициативы глав исполнительной власти (точнее, их скрытых советников, реальных правителей страны), служа средством разрушения страны и легитимизации власти, ее, так сказать, народного одобрения. Если же от законодателей и исходит какая-либо инициатива, то чаще всего а) крайне непопулярная, чудовищная даже для правителей, б) фейковая. В регионах еще хуже: местные законы оказываются калькой федеральных, и ничего сверху.

Я уже не говорю, что вовсе не законы должны быть приоритетом у разных дум, а стратегия! Когда все говорят о вале проблем, никто не предлагает пути их решения, кроме аварийного реагирования и затапливания деньгами, наполовину разворовываемыми. И уж тем более ни от кого не дождешься оригинального и творческого решения, единственно возможного в трудных ситуациях. Нет, все только ждут такового от первых лиц, не заточенных под созидание (разрушение и деструкция – вот их кредо), да еще и опекаемых закулисными советниками.

Впрочем, данная система сдержек и противовесов, прописанная для правительств вороватой буржуазно-либеральной волны еще Локком и Монтескье, вполне им и подходит. Как писал Платон, если в стране соблюдается справедливость, то лучше сосредоточение власти в одних руках, а если наоборот, то пусть лучше разделение. Мы же стремимся к первому случаю, и потому вопрос о разделении власти можем в принципе закрыть, не разбирая до мелочей.

Однако же, возлагать на первое лицо всю реализацию модели абсурд еще больший, чем разделение власти. Первый политик суть вершина пирамиды, ее законченность и устремление, задаваемая точка в высоте цели, посредник-медиатор между Небом и землей, держатель модели, проектор сгенерированного плана с мира идей до земного основания… Но он не персонаж из поповских легенд, способный творить чудеса (что самое печальное, именно чудес от него и ждут), но умеющий сконфигурировать и организовать сборку из комплектующих действующей машины, производящей полезную работу, и управлять ею (либо сопровождать водителей).

В нашем случае, под машиной мы разумеем Политическую модель. Давайте же накидаем ее общие контуры. И раз взялись за законодателей, то с них и начнем. Как уже предельно ясно, иерархия Советов гарантов Общественного договора делает совершенно ненужной современную представительно-законодательную систему, бесполезную так и эдак. Особенно избираемую прямым голосованием людьми, совершенно не разбирающихся ни в себе, ни в политике, ни в окружающих.

И эти люди совершенно не виноваты, что им подсадили идею собственной исключительности, заключающуюся во влиянии на власть. Теперь оттаскивать народ от голосования значит вызвать на себя нешуточную волну гнева и обиды: да ты нас не уважаешь… Но если в ваших руках все пушки СМИ и прекрасный пример злотворности настоящей власти, а еще альтернативная модель, то можно и рискнуть.

Мы не будем избирать думы. Наш Политик выберет двух выдающихся представителей от НКО и Бизнеса и так организует первый Совет гарантов. Те найдут каждый в своей среде единомышленников на уровне регионов, и еще порядка восьмидесяти советов (или сколько регионов останется после стремительной административной реформы) начнут работу в течении буквально недели. Еще две-три недели понадобится, чтобы протянуть модельные нити управления до последнего села.

В Советы войдут альтруисты, имеющие за собой нужный бэкграунд и не чуждые философии, способные к диалектике и налаживанию взаимодействия. Под их контролем Сектор власти направит волю и финансовые потоки на поддержку всех позитивных пассионариев и всех без территорий, а Сектор Бизнеса вскоре даст примеры реальной социализации предпринимательства.

Мы позволим каждому Сектору свободно и творчески исполнять свою миссию, оставив за Советами гарантов лишь контроль недопустимого (табуирование), а также мягкие рекомендации.

Общественный договор мог бы работать даже в настоящих условиях, будь на то суверенная воля наших правителей. Но ее же нет! И поэтому обсуждаемая система  действительно является утопией сегодняшнего дня. Давайте смоделируем ситуацию работы Общественного договора на самом нижнем уровне, и вы убедитесь в этом.

Допустим, в селе N местная власть, руководствуясь полномочием по развитию местного предпринимательства в рамках 131 ФЗ (или любого иного кодекса или закона), должна была выделить участок земли под магазин (под застройку, под производство пеноблоков или колбасный цех…) местному предпринимателю (жителю, очереднику и т.д.), но после предложения местному главе, от которого по понятным причинам тот не смог отказаться, магазин в селе открыл ритейлер из областного центра. Распространенная история? И финал ее мы все знаем.

Теперь включаем действие Общественного договора, который от сельской Власти подписали более половины местных депутатов, от Бизнеса несколько предпринимателей, от НКО местные общественники. Пострадавший от несправедливости предприниматель выносит свой вопрос на Совет гарантов, и тот недвусмысленно предлагает местному главе и Совету депутатов придерживаться российского законодательства и содействовать развитию местных предпринимателей, тем более присоединившихся к Общественному договору, а не ранее неведомых обладателей денежных мешков из областного центра.

Если глава-коррупционер остается верен негласному соглашению, подписанному в темной комнате (да и сребреники уже потрачены на красивую жизнь), то депутаты вправе, руководствуясь местными НПА (нормативно-правовыми актами, приземляющими полномочия органов местного самоуправления в конкретном селе), объявить соглашение о предоставлении земли областному бизнесу незаконным и денонсировать его. А также начать процесс отстранения главы. С которым, понятное дело, будет несогласна прокуратура, потому что ритейл под кем-то из ключевых чиновников в регионе или из Москвы.

И это только первый звонок, вслед за которым у обиженного предпринимателя найдутся дома наркотики, а у его «подельников» из депутатов педофильские видео… даже не хочется более думать на эту тему. Когда сменится власть в стране, сменятся и образ действия, и подходы. Поэтому лучше продолжим разработку Модели, закрыв глаза на происходящее.


Под Советами гарантов будут работать Советы Секторов на всех уровнях. Их задача суть объединение усилий всех организаций, вошедших в Общественный договор и направление разрозненных усилий к единой цели – сборке из населения народа, социума.


На самом нижнем уровне модель будет опираться на уличные советы – там, конечно, где они возможны.  Улице всегда нужны дороги и водоводы, детские и спортивные площадки, праздники и посиделки, и почти каждая семья готова внести вклад. Несколько мероприятий, целью которых является сплочение и общая работа – и деревня начинает стремительно преображаться!

Через год люди уже готовы мыслить концептуально, и в селе начинает работу Совет при главе. Первая концепция развития на три года уже с социальными проектами содержит экономическое направление, и ряд производственных идей ожидают разработки. Здесь можно идти по двум направлениям: либо поддерживать отдельных предпринимателей, объединяя их вокруг местной НКО и образуя тем самым консорциум, либо попробовать поддержать коллективное предприятие – как подразделение той же самой НКО, не иначе. Иначе у нас уже было, и это был не самый лучший опыт, ибо сознание простых людей пока еще не может вместить коллективное и стремится присвоить даже то, что казалось бы и присвоить нельзя.

В селе Нагорное в Приморском крае, удачно стартовав  с первого небольшого проекта по обустройству пастбища, люди за три года сумели своими силами и при минимальной финансовой поддержке довести зимний водопровод к каждой группе домов и по всем улицам (этот и другие кейсы в небольшом фильме «НКО: белые и пушистые»)). В районе же начал работу большой потребительский кооператив «Соборно», объединивший порядка двух десятков предпринимателей и сумевший буквально за год вывести их бизнес на новый уровень. А в поселке Сидима в Хабаровском крае люди всем миром построили Дом культуры; первым же проектом был кружок для юных фотографов.

Да, начиналось все с уличных повседневных забот, с первых энтузиастов, ставших через три года прекрасными менеджерами, с малых команд. В системе тренингов по командообразованию есть занимательные упражнения на сплочение. Они начинают работу с пар, которые должны прийти к соглашению, затем пары объединяются в небольшие группы, и группы в общую команду. Алгоритм здесь прост: от меньшего к большему, от малых задач к большим, от узкого горизонта мышления к широкому.

Так начнет работать и эта модель, но довольно быстро выйдет на максимальные обороты – потому что все заждались времени для самореализации и объединения сил. Нам надоело погибать под миазмами эгоизма, мы уже хотим работать для всех и «всем миром». Мы сами желаем строить свое будущее, а не безрезультатно просить об этом «Единую Россию» раз в 4 года. Мы хотим быть сопричастными великим делам и событиям, а не сидеть каждый за своим заборчиком, каждый у своего телевизора.

И мы начнем с малых дел, в каждой деревне и на каждой улице. Мы сами, своими руками будем менять неприглядную действительность к лучшему. Вначале нас будет мало. Потом больше. И когда нас станет много, мы, обернувшись через плечо, увидим, что и воспоминаний о прежних временах уже и нет, и мы совсем другие, и самые фантастические в прошлом проекты исполнены или близки к этому.

Если с Сектором НКО и Бизнесом более или менее все понятно, то чем должна заниматься в рамках модели Власть? Похоже, это теперь даже и не власть, а команды специалистов по всем направлениям для организации и сопровождения текущих и сложных технических проектов, от которых зависит общее экономическое состояние страны, а также управления национализированными отраслями вроде нефтегазового комплекса.

Нынешняя вполне себе масонская структура, закрытая в себе и нацеленная на удержание власти и корпоративное обогащение самыми гнусными способами, более похожая на криминальную банду, вполне себя исчерпала – проще полностью разогнать, чем реанимировать. И выполнив под принуждением первый этап переустройства, она уйдет в небытие, когда параллельно ей возникнет и заработает новая структура.

Я не буду расписывать модель до атомарного состояния, потому как реальность всегда наложит свой отпечаток на умозрительность, и многое пойдет совсем иным путем. Но очевидно, что Политическая модель опирается на реальность и опыт, и вкупе с Экономической и Образовательной моделями (Пенитенциарная модель скорее как рефлексия на современный гулаговский ужас) способна выдернуть страну из совершенно неприглядного состояния «вставания с колен».

 

Эффекты Общественного договора

Реализация Общественного договора приведет к преобразованию страны и ее движущих сил.

Итак, чего ради вся эта суета с Общественным договором? Что он может дать Секторам и стране?

Во-первых, Общественный договор станет скелетом новой политической системы страны, совершенным образом отличной от ныне существующей. Стало быть, рассматривать ассимиляцию новой системы, даже если это утопия, в действующую  – заниматься абсурдом.

Во-вторых, ОД даст базовые основы для восстановления Справедливости, когда каждый человек, группа людей и в целом Секторы выполняют исключительно свое дело.

Во Власти со временем выведутся «эффективные менеджеры» с талантливыми членами семей, использующие рычаг власти для удовлетворения своих коммерческих интересов. Их место иногда в Бизнесе, где они найдут свое счастье, а в большинстве случаев вообще нигде за отсутствием способностей и к управлению, и к предпринимательству – стало быть, в обычной рабочей массе, или в торговле, пока она не станет занятием исключительно достойных людей.

Бизнес ждет большое поле для расширения, когда снимутся все искусственные регуляции со стороны Власти. Кстати, во время перемен будет невпроворот работы для трехсторонних комиссий по упрощению законодательных запретов и снижению уровня бюрократии– авгиевы конюшни те еще, начиная с бухгалтерского учета и отчетности до таможенных предписаний.

Все государственные Надзоры будут перенаправлены и переквалифицированы на работу по поддержке бизнеса, а не на его убиение. Не смотря на то, что государствообразующие отрасли (энергетика, добыча полезных ископаемых, железнодорожный транспорт и т.д.) ждет национализация, Бизнесу не придется заламывать от горя руки… ну, хотя бы потому, что эти отрасли и так были под чиновниками и ворами высокого полета. Разбитое в пух и прах станкостроение, машиностроение, радиоэлектроника, узурпированное про-властными латифундистами сельское хозяйство – всего не перечислишь, где потребуется организация новых производств… хотя, это уже выходит за цели настоящей статьи.

НКО получат полные права во всех областях, где требуется работа с населением и его трансмутация в народ, первичная гражданская подготовка. От последней будет зависеть критически многое. Сейчас уровень муниципального управления почти уничтожен в плане профессиональной компетенции, и вся его работа сосредоточена на отчетах, статистике и ответах на жалобы, а работать с людьми, организовывать группы и команды чиновников категорически отучили.

Уже первые общественные проекты по благоустройству, культуре, ЖКХ, общим вопросам для подсобных хозяйств и т.д. дадут первую линейку менеджеров, и 3-4-летние комплексные программы под управлением профессиональных НКО станут для них разгонной полосой. Массы латентных активистов жаждут самореализации, в которой им было совершенно отказано прежней властью, и проекты начального и среднего уровня обучат их работе с людьми и деньгами, проектированию и планированию,  маркетинговым исследованиям и промоушу – словом, всему, что потребуется чиновникам, предпринимателям и общественникам нового вида, которыми они станут через несколько лет.

Целые сферы могут отойти под НКО: образование, культура, молодежная политика, развитие гражданского общества, сельское развитие… Ведь диапазон применимости НКО (а это, по преимуществу, живая работа с людьми) колоссален: от проведения детских утренников до менеджмента государственных программ и развития международных отношений. Все дело в составе команды, интересе, росте и времени. При нормальных условиях иная инициативная группа способна в среднем за 7-10 лет стать профессиональной НКО, выступать методическим и ресурсным центром для населения, власти и бизнеса по своему направлению.

Карьерная лестница для НКО могла бы выглядеть следующим образом:

– начальная гражданская подготовка;

– разработка  стратегий развития отдельных поселений;

– стратегия и управление целевой программой района, городского округа, региональной ГЦП, вплоть до реализации регионального полномочия;

– стратегия и управление федеральными программами.


Критерии: эффективность, результат, который в первую очередь должен заключаться в проценте вовлеченного в местное самоуправление населения, и достижении целей своей отрасли – приземление молодежи на местах («где родился, там и пригодился»), самореализация взрослого населения, творческое и гармоничное развитие детей, подготовка управленческих кадров и начинающих предпринимателей, и т.д. В целом успех  будет засвидетельствован изменением психологической атмосферы сообществ, прекращением оттока населения, его вовлечением в местное развитие, повышением рождаемости и другими индикаторами.


Многочисленные консорциумы, создаваемые из бизнес-организаций и НКО, начнут социализацию российского предпринимательства. С одной стороны, практика поборов Власти с Бизнеса будет прекращена, но, с другой стороны, что еще может дать Бизнес в рамках Общественного договора, как не финансовую и ресурсную поддержку общественных начинаний? Казалось бы, хрен редьки не слаще, но если сейчас предприниматель, выдаиваясь под нажимом чиновников на строительство очередной церкви, ничего не имеет, то в рамках новой модели у него будут весьма существенные мотивы.

Во-первых, консорциумы будут создаваться и работать по географическому признаку, так что видеть результаты социальных инвестиций предприниматели смогут, иной раз не выходя из дома. Во-вторых, новые политики сделают ставку на социальный бизнес, а не на малиновые пиджаки, т.е. предпринимателей, которым плевать на свою страну.

А Бизнесу будут очень нужны государственные преференции при получении средств на развитие и обороты, гораздо более низкий кредитный процент в рублевой зоне и сама возможность участия в сфере новой валюты, плюс удобные графики погашения, офисы со сниженной арендной ставкой, территории под производства и множество мелких пряников. Все это будет доступно социально-ответственному бизнесу, а стать таковым он может только по факту успешной работы в консорциумах, подтвержденному НКО.


Таким образом, Правитель-Философ с помощью Общественного договора будет соединять социальную ткань, плести ее гармоничный рисунок из очищенных секторальных полотен. Население, под влиянием новых и новых идей, пользуясь настоящей свободой и всеми возможностями к самореализации, получая опыт совместного решения многочисленных проблем, начнет сплачиваться и преобразовываться в народ, объединенный своей элитой (а не западно-компрадорской) и рядом общих идей.

Конечно, вы спросите: а как быть с армией, авиацией и флотом? с музыкантами и художниками? с религиозной составляющей? с пирожниками и сапожниками? Уверяю, даже если эта небольшая статья преобразится в десяток фолиантов, вы не получите ответы на все вопросы, потому что без практики мы можем набросать только фундаментальные контуры, и лишь в ее процессе, по мере постановки задач будет приходить и их решение.


[1] Когда у нашей организации были значительные финансовые средства, предоставленные изгнанным из страны Агентством США по международному развитию, мы могли свободно экспериментировать с различными формами гражданской и предпринимательской активности. Бюджетные российские средства на таких условиях и даже в сравнительно небольшом объеме не удалось пока привлечь ни одной НКО в России, и потому нужного опыта местного развития на бюджетные средства просто не существует, и мне приходится приводить примеры под угрозой шовинистической обструкции.

[2] Сегодня это дороги, школы и больницы, проекты в области культуры и спорта и т.д., а завтра на первом месте могут быть производства. Снова напомню, что наша модель неприменима в сегодняшней России, правительство которой нисколько не заинтересовано в развитии страны, и на внедрение подобных моделей не пойдет даже при угрозе апокалипсиса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *