Социальная архитектура        12 декабря 2018        549         0

Экономическая модель

  1. Сегодня, завтра… скоро нашу экономику, привязанную к доллару, закон причин и следствий поставит на край пропасти. Рухнет ли в нее страна за уже утерянной политикой, или разорвет порочную связь? Если мы, русские, вообще желаем жить как полноценные и полноправные люди, а не как третье сословие под Китаем на ДВ или под Европой с местными иудами-управляющими, обслуживающее скважины, лесные массивы, золотодобычу, алмазы и т.д., мы должны порвать с либералами. Избави Бог, как говорится, от таких друзей, а с врагами мы сами разберемся.
  2. Реально у России нет союзников – пока. Но завтра при умелой дипломатии ими могут стать государства Азии. Приближается время “желтой волны”, нарастает религиозная экзальтация. Заметьте, Россия никогда не вела с Востоком религиозных войн, чего не скажешь о Западе. Не с Россией, а с Западом конфликт у Востока, замеченный Хантингтоном, грозящий перерасти в “войну цивилизаций”. Россия вполне может обрести союзника на китайском и мусульманском Востоке, и это поможет ей выстоять, когда противоречия приведут на грань военного столкновения.
  3. Наша финансовая система разрушена, потребление: продовольствие – на 70% импорт, промышленные изделия – на 80-90% импорт. Откажись мы наших “благодетелей” и, следовательно, доллара — завтра же прилавки будут абсолютно пустыми, хлеб и продукты по карточкам, на рынке цены абсолютно невозможные, инфляция сотни процентов в месяц. Полной нищетой воспользуются либералы, и через оплаченных провокаторов приведут Россию к Смуте, перед которой Смута 1612 года – семечки.
  4. Смута из-за того, что мы освободимся от долларовых кандалов, смута из-за того, что мы в них останемся – какая нам разница? В первом случае мы останемся хозяевами нефти и других природных ресурсов, на которые можно временно существовать, во втором – мы только будем их разрабатывать за эзрац-паек. Выход один – на выход: из альянса с либералами, из финансового рабства, из потенциального физического порабощения.
  5. Вышли, и что делать? Экономика разрушена, все стоит, даром никто работать не желает. Без диктатуры на первых порах не обойтись. Не это страшно, а то, что уйдя от $, мы останемся с рублем, ничем не обеспеченным. После падения золотого паритета национальные валюты по сей день обеспечиваются количеством и качеством товаров и услуг, производящихся на территории государств. У нас не будет ни товаров, ни услуг. Точнее, в сфере услуг захотят работать многие, да что они смогут предложить, когда нет товара? Можно обеспечить рубль доходами от торговли сырьем, как это есть в Саудах или где еще, но Россия не Сауды. К тому же Сауды не имеют долгов. Нужно иное наполнение.
  6. И им может стать ТРУД! По сути труд всегда являлся обеспечением денег. Труд первичен, затем продукт, затем денежный эквивалент. Когда нет продукта, остается труд. Вместо относительно обеспеченной валюты Россия впервые в мире может ввести абсолютно обеспеченную валюту – трудовой рубль.
  7. Абсолютно обеспеченной валюта может стать при двух условиях:

– если будет уничтожен источник инфляции;

– если трудовой рубль не будет конвертироваться на относительно обеспеченную валюту, подверженную инфляции.

Трудовой рубль не может конвертироваться на валюту других стран, так как оценка товаров в трудовых рублях и, скажем, в долларах неодинакова. Последняя основана на себестоимости плюс рыночный спрос и предложение, которые неодинаковы на разные товары: оценка в трудовых учитывает только себестоимость в чистом виде. В чистом виде потому, что себестоимость западного продукта включает в себя также паразитные наценки, которые трудно вычленить. Поэтому невозможно будет подобрать верный курс валют, чтобы не подвергнуть инфляции новую абсолютную валюту.

  1. Источник инфляции – прибавочная стоимость, которую производитель, выступающий в роли продавца, посредник и продавец набрасывают на себестоимость. Образуется рыночная стоимость, часть которой обеспечена трудом, часть же является паразитической надбавкой, которую обязан выплатить покупатель. Паразитическая стоимость берется из воздуха и им же обеспечена; она требует дополнительно “воздушной” денежной массы, вызывающей инфляцию. Так образуется относительная обеспеченная валюта, имеющая хождение во всем мире. Два вида стоимости обуславливают существование, словами А. Зиновьева, “реальной” и “символической экономики”; отсюда, товар и деньги уже не эквивалентны друг другу. “Движение капиталов независимо от торговли во много раз превосходит то, что необходимо для торговли. Например, на лондонском долларовом рынке (в 1996 году) проходило в 25 раз больше долларов, чем общий объем мировой торговли. Плюс к тому – валютные операции в 12 раз превосходили объем мировой торговли. Таким образом, “символическая” экономика в 1986 году почти в 40 раз превосходила “реальную” (А. Зиновьев “Запад”). Понятно, перед какой глубокой ямой стоял западный мир накануне нашей «перестройки» и какую великую жертву принесли мы все, сами того не желая, наполнив “реальную” экономику Запада свои сырьем и интеллектуальным потенциалом, чтобы западный мир не испытал более мощный провал, чем во времена Великого кризиса 29-33 гг. Но теперь денежная махина вновь выросла до ужасающей степени, и первая волна кризиса опустила в бедствие несколько стран.
  2. Продукта еще нет, и чтобы произвести его, нужны деньги на оплату рабочим. Оплачивая труд настоящими необеспеченными рублями, вы вызовем инфляцию, которую будет крайне трудно остановить без диктаторских мер. Но уже сейчас есть труд, который сразу может быть оплачен абсолютной валютой. Поэтому трудовой рубль может быть введен без потрясений и диктатуры, причем параллельно существующей финансовой системе. Вначале на новую финсистему переводятся сырьевые и энергетические отрасли, работающие на внутренний рынок, плюс частично сельское хозяйство, затем трудовые будут начисляться, замещая постепенно зарплату в старых рублях работникам остального производства.
  3. Построение новой финансовой системы, не зависящей от валютных колебаний и внешних финансовых интервенций, начинается с госзаказа. К примеру, государство заказывает фермерам тысячу тонн зерна, и оплачивает 30% заказа в трудовых рублях, а 70% в прежней относительной валюте. Фермерам будет удобно оплатить трудовыми ГСМ, удобрения, электричество –  то есть ту часть, которая падает на сектор сегодняшних частных монополий, в будущем снова подвергнутых национализации. Остальные деньги в не-трудовых фермеры потратят на внутреннем рынке. Постепенно новые государственные монополии начнут переводить все расчеты на трудовые. В силу этого возникнет спрос на них. Спрос усилится еще и потому, что оценка монопольных ресурсов (ГСМ, скажем) в трудовых будет куда более справедливой, чем в не-трудовых. И будет занимать, скажем, 10-15% от объема производства, а не 50%, как сейчас. Следовательно, предприятия будут стремиться к госзаказу, который даст им трудовые для расчетов с монополиями. Далее, монополии свои трудовые пускают на а) приобретение средств производства б) оплату труда. Под эти области также подводится база для расчета в трудовых. Бюджетники (учителя и врачи, служащие и пенсионеры) будут получать 10% в трудовых и 90% в относительной валюте, и 10% им вполне хватит на расчеты за коммунальные услуги и содержание жилья. Дальнейшее повышение процентного соотношения в пользу трудового рубля будет соответствовать развитию госзаказа, спросу на абсолютную валюту со стороны населения и решение многочисленных вопросов, связанных с оценкой труда.

Следовательно, появятся магазины, торгующие продукцией только «трудового» спектра; в них товар будет дешевле в пересчете на относительную валюту, и также вызовет спрос на трудовой рубль.

  1. Подходя к оценке труда, мы дифференцируем труд можно по качеству: физический, умственный, творческий. На Западе давно установлена различная оплата этих категорий труда, и наименьшую зарплату получают синие воротнички, больше – белые, самые высокооплачиваемые – ученые, изобретатели, организаторы производства и бизнеса, деятели культуры, искусства и спорта. Безусловно, это верно, ибо приводит к правильному принципу формирования себестоимости. Но как только продукт или услуга выходят на рынок, они попадает в руки паразитов, накручивающих на него конъюнктурную, совершенно несправедливую наценку. Поэтому лучшее в оплате вполне можно заимствовать на Западе, оставив худшее тем же авторам.
  2. Схема оплаты такова: три сетки перекрывают одна другую (см. рисунок). Физический труд может подниматься в своей высшей степени до творческого, что никто не будет оспаривать. Умственный выступает в роли посредника, агента между организующей творческой силой мысли и ее простым физическим воплощением. Гармоничное положение сеток мирит высшее и низшее, простое и сложное, земное и небесное. В себестоимость продукта, появляющегося на рынке, входят труд сырьевиков, переработчиков сырья, доставка (труд водителей, аммортизация, ГСМ), продажа (труд продавцов, хранение, погрузка-разгрузка), но собственно труд, физический по преимуществу, стоит дешево, и товары повседневного спроса будут дешевы. Получающие зарплату по низшей сетке вполне смогут обеспечить безбедное существование своих семей. Товары, требующие более интеллектуального и творческого труда, соответствующих технологий, как то производство техники, компьютеров и т.д. будут порядком дороже, и в большей мере доступны работникам интеллектуального и творческого труда. Самыми же дорогими, причем согласно спроса, станут произведения искусства, творческого гения.
  3. Таким образом, экономически образуются три сословия: рабочие, ИТР, творцы – с разным уровнем благосостояния, который будет зависеть не от торгашеских способностей, но от куда более благородных качеств.
  4. Один час труда рабочего 1 разряда стоит 1 трудовой рубль (т/р). Один час работника умственного труда 1 категории стоит 4 т/р, а час работы творца-изобретателя на производстве стоит 7 т/р. В итоге зарплата рабочего, к примеру, 6 разряда в лесной промышленности будет составлять ок. 1000 т/р без вычетов, а с вычетами порядка 600 т/р (при норме выработки, разумеется). При этом 1 м3 пиломатериала, производимого этим работником совместно с бригадой, ИТР, службами эксплуатации и ремонта, себестоимостью сырья, лесовосстановлением и др. будет стоить порядка 20-50 т/р. Я не привожу расчетов, их в состоянии сделать каждый относительно любого продукта, с производством которого он более всего знаком. Главное, что за 1 год работы рабочий может отстроить двухэтажный особняк, за 2-ой год наполнить его подобно полной чаше, чтобы уже более не думать о физических условиях жизни, но обратить свои силы на обретение знаний, на искусство и культуру и другие стороны жизни, столь запущенные в либеральном обществе в силу экономической «нецелесообразности», «неэффективности», «низкого спроса» и т.д.
  5. Соотношение доходов согласно схеме 1:13, но это между, грубо говоря, президентом и учеником слесаря. Реально рабочий класс начинается с 3 разряда, реальный аппарат управления завершается 10 или 11 разрядом, так что соотношение будет еще меньше. Сегодня разница между самым низкооплачиваемым специалистом и самым высокооплачиваемым чиновником достигла поистине космического разрыва. Наша схема устраняет очевидную несправедливость.
  6. Производители могут устанавливать оплату труда хоть по 7 разряду всем рабочим, хоть по 10 всем управленцам, но этот расчет поднимет цену их продукции и сделает неконкурентоспособной. Сейчас в стоимости продукта, определяемого по большей части торговыми сетями, фонд оплаты труда не составляет большого веса. В трудовых разница будет видна сразу. Если куб бруса в среднем стоит 5000 в не-трудовых и 50 в трудовых, разница будет очевидна. И в «трудовом» ценнике ФОП отразится более наглядно. Таким образом, схема не снимает необходимость конкуренции как за качество товара, так и за его цену, и это опускает вопросы о возвращении  «уравниловки», а постепенность ее монтажа сглаживает или вовсе убирает вопрос дефицита.
  7. Трудящиеся должны иметь не только продукты труда, но и быть коллективными владельцами средств производства, иметь собственность. Однако же это не тот тип акционера, владеющий акциями для отстаивания собственных интересов. Скорее, это тип архаичного грека, гражданство которого обязывает его принимать участие в делах полиса, в самоуправлении. Собственность даст трудящимся статус гражданина, имеющего демократические права (в том числе, право выбора) и обязанности в своем государстве, а также право участия в управлении предприятием.  Не имеющий собственности не будет иметь таких возможностей. Так экономическая реформа укладывает базис под реформу политической системы.
  8. Поскольку отвергается рыночная стоимость, государство перестает нуждаться в посредниках и негосударственной банковской системе – во всем, что ее обслуживало и грелось на ней; огромная армия  спекулянтов, банкиров, брокеров, трейдеров и т.д. в основном исчезнет, как исчезнут со временем все, кто не производит продукты труда, но паразитирует на производителях и покупателях; отомрут рэкет, коррупция, финансовые махинации… Ведь все они существуют за счет нетрудовых доходов, и уйдут в небытие с ними же. Торговля в трудовом сегменте станет вначале государственным делом, но со временем ею смогут заниматься все желающие, ибо она станет больше физическим трудом, чем интеллектуальным, потому что оплачиваться будет согласно тарифной сетки, а возможность нетрудовой наценки будет исключена.
  9. Финансовая система будет иметь 3 вида денег: 1) трудовые рубли; 2) «нефтедоллары», полученные за торговлю сырьем и оседающие как на государственных, так и на личных счетах трудящихся, поскольку те являются не только собственниками предприятий, но гражданами и хозяевами страны и всех ее ресурсов; 3) не-трудовые рубли, сегмент которых с каждым годом будет уменьшаться и со временем вовсе исчезнет в конкурентной борьбе с более справедливой системой трудового рубля.
  10. Россияне вечно жалуются, что страной правят проходимцы и преступники. Если заработок будет зависеть от фактического труда и произведенного продукта, а сам продукт будет изъят из паразитического оборота, то этим людям придется или работать, или эмигрировать туда, где им будет лучше.

PS: в небольшой статье мною был изложен лишь принцип работы новой экономической модели, ее центральная идея. Осветить все вопросы, которых коснется система трудового рубля, не представляется возможным и в пухлом томе. Но это пока и не нужно, согласитесь.

2000 г.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *