Социопатология        06 февраля 2024        285         0

Пирахово счастье

Зацепила меня тема инглиша, и внутренний вулканчик нет-нет да взрывается пеплом и серой. А всё почему? Да потому что английский мои соотечественники учили, чтобы уехать из «этой страны» «на Запад», к лучшему будущему для себя и детей. Ну и что, нашли они там его? В лучшем случае, стали бюргерами средней руки, а в большинстве своем сгинули или вернулись.

Мир наизнанку

Видели, кстати, программу «Мир наизнанку»? Она делалась на Украине, после начала войны свернулась, но всё ранее выпущенное можно глянуть на Ютубе. Ведущий Дмитрий Комаров, парень классный, открытый, озорной и даже кой-где безбашенный. В одном из выпусков Дима идёт по следу непальца Тенцинга Норгея, проводника первого покорителя Эвереста Эдмунда Хиллари. После взятия в 1953 году самой высокой в мире горы вместе с Хиллари этот шерп стал мировой знаменитостью, с возможностями и деньгами.

Штурмовка Эвереста быстро набрала обороты, а без шерпов там никак: они и груз в высокие лагеря для альпинистов заносят, и трассы им прокладывают, сопровождают на подъёмах и спусках, таща за спиной пожитки нанимателей. Конечно, случается так, что шерпы гибнут, а внизу остаются их вдовы и детки. Так вот, Тенцинг Норгей построил на свои средства интернат для таких детишек, который по сей день работает, даёт приют, учит и воспитывает около 50 ребятишек с обгоревшими на солнце щеками.

И вот Дима приходит в этот интернат, льёт крокодиловы (по размеру и не только) слёзы насчёт деток, которые, когда вырастут, тоже будут правой рукой восходителей и, вполне возможно, закончат жизнь как их отцы – под обвалом, от обморожения в метель или с обрыва вниз головой.

Видимо, он считает, что шерпы не должны участвовать в альпинистских экспедициях, разделять с риском для жизни авантюризм западных богатых бездельников. Однако в горном Непале по сей день средневековье и примерно такой же уровень доходов, а все молодые девушки там хотят, чтобы их избранник зарабатывал от 200 баксов в месяц (средний доход непальца сейчас в 5-10 раз ниже). И стойким непальским паренькам, желающим жениться, только и остаётся лезть в гору за свадебным капиталом.

Те, кто отличаются «третьим лёгким», как их знаменитый земляк Норгей, знают немного английский и могут коммуницировать с туристами и альпинистами, после двух-трех удачных экспедиций на Эверест в состоянии, по желанию и способностям, открыть своё дело – магазинчик или другой бизнес.

Они также могут (после удачной женитьбы, разумеется) переехать в большой непальский город, вроде Покхары или Катманду с городками-спутниками, и что-то попробовать сделать там… или продолжать ходить вторыми номерами в горы, дабы обеспечить хорошее будущее, как они его понимают, своим детям: оплатить образование, переезд в другую страну, трудоустройство и т.д. Дети, в свою очередь, «вырвавшись из дыры», будут поддерживать своих быстро изнашивающихся родителей, часто позабыв о Непале как о дурном сне… хорошее такое будущее.

Есть, конечно, в горном Непале профессии попроще, нежели гиды и портеры (носильщики), но передовой вектор устремлений коренных непальцев после открытия страны в 60-х и уничтожения королевской династии в начале 2000-х вам должен быть понятным: валить! не самим, так в детях, не за границу, так хоть в город поближе к центру и покрупнее, в жизнь красивую и богатую, где .опе теплей, а далбат вкусней.

А тем временем Дима Комаров, с избытком умывшись слезами, надарив подарков и наболтавшись с воспитателями, отбубенивает следующий перфоманс. Он берёт группу деток, мальчиков и девочек, и ведёт их: а) в магазин, дабы приодеть в тёплые пуховики, б) в кафе, где угощает сладостями, доступными по цене только западным туристам. Ну и умиляется на камеру, как они восторгаются обновками и вкусом пироженок.

Вот же, думаю, Дмитрий, несмотря на мою положительную характеристику, вы либо дебил конченый, либо что похуже. Ведь вполне понятно, что накушавшись дорогих кондитерских изделий, эти ребятки будут помнить их как самое лучшее, что было в их жизни. А образ «сладкого» Димы будет у них ассоциироваться с Западом, где таких классных дяденек на каждом углу по десятку, и всяк норовит им подарить по кусочку счастья.

Теперь они мыслями улетят далеко за последний поворот горной тропы и вообще за гималайскую гряду, тибетское плато и индийские гхаты – в чудесную долину с молочными реками и берегами из ячьего сыра. Своя же страна, где они могли бы со временем построить локальный рай, будет им казаться всё больше «этой страной», холодной и пустой, да и вообще обременительной… Вот бы димы комаровы забрали её себе и наделали тут пирожных на каждом ровном месте!

И вы не ошибётесь в прогнозах, что димы комаровы (точнее, личности с чёрной аурой, всегда скрывающиеся за комаровыми и финансирующие их программы), исключительно в интересах человеколюбия и какого-то «развития», воспользуются мечтами непальских деток, которые когда-то вырастут, да вот разумом останутся вечными детьми.

Они откроют страну нараспашку для «добрых дядей», как открыли мы свою Россию, и не будут париться даже насчёт истребления непокорных дурачков, не желающих быть под западными гуманистами, демократами, топ-менеджерами, поборниками сексуальной свободы и гендерного равенства, инвесторами, миротворцами… подчеркните нужное.

Сами же рванут в мир широкий и прекрасный, чтобы, подобно мухе, залипнуть на первой же попавшейся клейкой ленте. И, из последних сил вытаскивая свое тело и душу из смертной заманухи, понять, как прекрасна была их родина, как на самом деле хорошо там, и сколь мало они приобрели, отдав всё за пироженки и стеклянные бусы.

Да только толку-то! Теперь их страна в колониальном рабстве, куда более отвратительном, чем пребывала Индия в Викторианскую эпоху – потому что добровольном, если не восторженном. И с ещё большим усердием всем народом учит английский, дабы поширше войти в этот чудный мир (реально, наизнанку), а на деле поглубже затолкнуться в скользкую и вонючую глотку мирового серпентария.

Печаль: молочные реки оказываются отравленными, а серпентские призывы типа «валить надо с этой дыры» софизмами. На горных непальцах это видно отчётливо. Они падки на «огненную воду», почти не имея перед ней иммунитета, склонны к конопельной наркомании. Да и вообще, подобно всем селянам, липнут к городским пройдохам, с их заманухами… почки даже продают.

Кому-то из них удаётся выйти на уровень «достойного дохода», но в основном, если не скуриваются и не спиваются, то пополняют ряды многомиллионной городской мухоты, облепляющей туристов, либо едут в Индию или Эмираты на заработки.

Не вписались!

Точно такой же вектор был от развала Советского Союза и сохраняется по сей день у нас. И многие выучили инглиш, продали что смогли и свалили, хоть немногие там поднялись.

Тренд «валить» куда более заметен в провинции. Российское село вымерло наполовину за каких-то 15 лет от пьянства и безработицы, и множество населенных пунктов просто исчезли с карты. Люди сбежались в города, из городов наладился отток в столицу, а из столицы – за рубеж.

Мой Хабаровский край в передовиках. Он сократился со времени Ельцина на 360 тысяч человек, или на 20%, а в динамике прироста за 30 либеральных лет потерял 960 тысяч человек[1]!!!

Динамика убыли населения РФ, на первый взгляд, менее впечатляющая: около 3,4 млн человек. Но это если не отнимать население Крыма, прирост которым нельзя назвать естественным – тогда убыль составит 6 млн. человек. Потом, сбросьте 6 млн. мигрантов с российскими паспортами, что даст уже 12 млн. человек в минусах за 30 лет истории РФ.

Теперь мотайте в другую сторону на те же 30 лет (к 1962 году), за которые было 26,9 млн человек прироста. Значит при сохранении прошлых темпов население страны к настоящему времени должно было составить на 39 млн. человек больше. Как вам либеральные методики сокращения «не вписавшихся в рынок»?

В причинах: падение рождаемости при общем падении уровня жизни и здоровья («русский крест», или преобладание смертности над рождаемостью), моральное разложение, отражающееся на растущем проценте распадающихся браков, военные конфликты и… да-да, тот самый тренд «валить!». Он дал порядка 10 млн. человек наших соотечественников за рубежом и сделал русскую диаспору третьей в мире по численности, после индийский и мексиканской.

Да что Россия – тренд этот охватил к настоящему времени всю планету, наполнив вожделенный Запад ордами мигрантов. Удивительно, но и сам Запад не избежал его влияния, хотя, казалось бы, им-то куда валить – на Марс, что ли?[2]

Ещё в конце нулевых, на которые пришлись две мои поездки в Штаты, там уже было всё печально. Величайший по размерам Нью-Йорк, поразивший ночными огнями с высоты полёта самолета, всасывал (и губил) толпы из сельской местности хлеще Мальстрима. Уже в двух часах езды от него сёла и малые городки находились в таком же разорении и запустении, как Кедрово с Видным неподалеку от Хабаровска или Амурск в пяти часах езды от него.

Точно так же, как и у нас, молодёжь считает свои городки «дырами», а учёбу в колледжах по месту жительства родителей позорной – им надо ехать обязательно за тридевять земель, подальше от отца с матерью, в липкие лапы новых воспитателей, которые научат их всем сторонам вольной жизни трутней. Обратно они уже вряд ли вернутся.

В Штатах тренд «валить» развернулся за последние пару десятилетий со страшной силой. Мало того, что он наполнил страну мексиканцами и другими жителями материка, превратив незаконную миграцию в стихийное бедствие, американцы «свалили» из сферы консервативной человеческой морали – с религии, культуры, здорового образа жизни, законности, обычая внутрирасовых браков – куда-то, к черту на кулички.

Процесс был управляемым и злонамеренным. Помню, в Вашингтоне пригласили нашу группу в библиотеку Конгресса, как это было принято во всех программах культурного обмена. После небольшой экскурсии нас ждала двухчасовая промывка мозгов от какого-то серпента, представившегося профессором столичного университета.

Героями «профессора» были люди, изменившие пол, и вкруг этих несчастий, поданных как героизм, строилась вся его «уникальная» философия: меняться, меняться и ещё раз меняться. Ныне она успешно покоряет мир, меняющийся прямо на глазах. А уж про Штаты и сказать нечего, разве посмотреть на Ютубе видео из Лос-Анджелеса или Филадельфии, населённых после легализации наркотиков скорее зомби, чем людьми.

Корень бытия

Человек – существо глубоко несчастное. Он вопиет, страдая, от рождения и уходит из мира в смертной тоске. А в промежутке ищет счастье – в семье, работе, праздниках, чувственных аффектах и религиозных посулах…

Раньше найти счастье было куда проще, поскольку люди жили замкнутыми общинами и знать не знали, что происходит в мире дальше ближайшего города, если не соседней деревни. Им не с чем было сравнивать свою жизнь, а потому не возникало тяги к её изменению. Не поверите, но даже крепостное право, привязавшее крестьян к земле и ограничивавшее их передвижение, работало на человеческое счастье. И лишь с нарастанием смертного греха в дворянских душах оно превратилось во зло.

С изобретением парового двигателя и первой радиосвязи локации начали сближаться и границы рушиться. К настоящему времени под вопросом оказался не только суверенитет отдельных государств, но сама расовая идентификация.

На подходе эдакий Homo Universal мышиной расцветки (возможно, из-за генно-модифицированного тату) и мышиного же интеллекта, во многом замещённого «основными» инстинктами, плюс чип прямой подачи «проверенной информации» и порнухи в мозг.

Мышиный люд в поисках корма и утоления недалеких мечт активно мигрирует, ни родины, ни флага, ни семьи, ни дома, ни принципов, ни творческого воображения, зато раскачанная страсть к изменениям. Живёт недолго, подыхает от пресыщения и наркоты.

И всё это из-за поисков счастья… ну, ещё происков глобалистов.  Видимо, счастье когда-то было изначальной природой человека, его перво-материей, ныне утерянной «райской землёй», что не земля вовсе.

Теперь у человеков есть длинный, узенький канал, тоньше волосинки, по которому счастье, сверху вниз, поступает в страждущую душу, наполняя её миром – увы, ненадолго. Этот канал пропускает свет счастья только тогда, когда прямой, но он легко гнётся под воздействием грубых желаний и мыслей.

Как только желание, порождённое объективным или субъективным восприятием, возникает, человек, ощущая жажду и неудовлетворенность, более не получая притока счастья от своего первоисточника, готов свернуть горы, а то и уничтожить всех близких и дальних, лишь бы осуществить желание и снова испытать удовлетворение, а на самом деле получить мимолётное спрямление канала.

Получается, что полное и ничем не прерываемое счастье человек может получить только при исполнении всех желаний, когда ни одно из них не нарушает его приток. Беда лишь в том, что объектов и субъектов неисчислимое множество, и потому прийти к стабильному ощущению счастья путём овладения ими столь же реально, как выпить всю воду из реки.

Заметьте, что аналогичная ситуация возникнет, когда человек откажется от исполнения желаний  — лучше скажем, истребит их на корню, поставит свои мысли под полный контроль. По-моему, мир древности, в котором людей с детства учили стремиться к атараксии (греч. «бесстрастность, безмятежность»), дабы не искривлять канал («религаре», связь с Высшим), был куда более счастливым, чем современный. Ведь добиться контроля над своей жаждущей природой гораздо проще, нежели её удовлетворить.

Ну как же, как же, скажете вы: если бы не было желаний, у нас никогда не было бы айфонов и «мерседесов»! Стало быть, желания подстегивают научную мысль, и дают плоды, отличающие нашу блестящую цивилизацию!

Вы думаете, что мы самые умные, потому что у нас есть компьютеры, самолеты и подводные лодки? Хех, мудрые, хранящие на этой земле Знание, легко могли бы поделиться им с человечеством и сделать его «цивилизованным» хоть во времена ахейской Греции, хоть до постройки «седых пирамид». Всего за какое-то столетие (вспомните стремительный бег новейшей истории) египтяне или ахейцы обрели бы свои эпплы и ролс-ройсы, но… утеряли бы мир.

У прежних рас «развитие» случалось много раз, да только бактерии с муравьями и океанские воды принимали на переработку наследие очередной несчастной цивилизации, дошедшей до закономерного тупика и вынужденной начинать путь к «земле обетованной» сначала, иной раз из полу-дикарского состояния. Так что, поосторожней, с желаниями-то…

По пирахову счету

Есть в амазонских лесах интересное племя — пираха. Эти первобытные человечки просто отвал башки, потому что для западных «учёных» и всяких филантропов являют собой неразрешимую загадку. Представьте, что за 20 с лишним лет с момента обнаружения этого племени никого из них не смогли научить считать до двух! Почему??

Ну да, эти ребята считают не на палочках, а на обезьянах, на которых охотятся в сельве. Поскольку нельзя одной стрелой убить двух обезьян, да и не требуется их убивать ради обеда больше одной, то они и считают до одной. И не понимают, как может быть две… чего две? зачем две?

Измучившись в попытках обучить своей мудрости пирах, гуманисты просто приодели их в шорты и каждому всучили по банковской пластиковой карте… облагодетельствовали, значит.

Потом к пирахам пристали миссионеры и давай им втирать про «господа нашего Иисуса Христа», пытаться учить креститься и читать молитвы… ни в какую! Индейцы спрашивают святош: «А вы сами этого Иисуса Христа видели? А кто-то из ваших знакомых его видел?» А раз ответ отрицательный, то и верить в бога-фикцию они отказываются.

При этом верят в лесных духов… Ну, как верят – они их видят и даже беседуют с ними! Так уж, видать, устроены их чувства, в которых осталось нечто от кошки и собаки – они ведь тоже иной раз что-то видят, для нас незримое. Поэтому пирахову веру и верой-то не назовешь, а коллективным знанием.

И всё потому, что у примитивных индейцев пираха интеллект находится в зачаточном состоянии, а воображение вообще отсутствует. Потому они куда счастливей нас, ибо души их не укутаны в погребальный саван желаний и страстей, коим гордимся мы. Пошел пираха на охоту, стрелил обезьяну или варана какого-нибудь, накушался сам и семью накормил — атараксия, счастье… И, поверьте, оно такой же интенсивности и качества, как у нас после получки или покупки весьма желанной вещи (чаще, безделушки).

Зато у непальцев (равно у всех белых, включая русских) интеллект с воображением есть и капитально подводят. К непальцам можно прийти и, задействовав полу-детское воображение, навешать им на уши лапши, что если они продадут почку и выручат много-много денег, то будут жить как Тенцинг, ама его, Норгей!

И непальцы ведутся – кто на продажу почки (за которую им вместо пары тысяч долларов иной раз достаётся хорошо бы двести), кто на лавку в Катманду, кто на сына-будущего врача в Австралии, «валят» из «дыр», теряя защиту родных мест, а то и покровительство своих богов, в погоне за призрачным счастьем, за которым и мы, «дарагие рассияне», когда-то рванули всей толпой.

Мне 55, и я отлично помню, как нас намазали на «американскую мечту», «разумный эгоизм» и частную собственность, а потом всей страной надели на ваучер и лишили, как непальца почки, общего народного хозяйства, чуть не угробили «шоковой терапией», а чтоб не сдохли, прислали немного гуманитарки.

С тех пор кто устроился получше, кто похуже (если выжил от «палёнки»), а поищи средь нас счастливых, продавших страну за «ножки Буша», и богов социализма — за «идеалы демократии»…

Не вариант, конечно, стать пирахой, обменяв гаджеты на лук, а суши с пиццей на жареных обезьян. Да мы и не сможем сделать это, разве что через лоботомию. Путь фанатичных верующих (аскетов, столпников, схимников и т.д.), уходящих от мира и выключающих ум, немногим лучше, хотя бы потому, что неприменим ко множествам. Но и развивать «цивилизацию», а вместе с ней вздымать коллективный фонтан желаний, который рано или поздно её разрушит, не менее тупиково.

По счастью, есть Срединный путь – спасибо Будде и многим другим в этом ряду, достигшим Счастья. Он сочетает промышленное развитие (без сваливания в технократию) и духовные устремления (без фанатизма).  Первое позволяет не тратить все силы на борьбу с природой и сближать людей (мобильная связь, интернет, транспорт), а последние, будь они правильно реализованы, сделали бы нас счастливыми в любой «дыре» и с минимумом комфорта.

(Да, забыл, там еще философия должна быть, в качестве посредника, а лучше начальника, иначе эти двое передерутся))

Но беда в том, что большинство людей едва превзошли пирах, научившись считать до двух. Теперь они либо за технический прогресс, либо за веру до пробитого лбом пола. А вот хотя бы допустить возможность третьего пути… какого третьего? почему третьего? нет никакого третьего!

Так и живем.


[1] С 1992 по 2023 годы, или за 30 округленно лет, Хабаровский край потерял около 360 тысяч человек, сократившись с 1624 тыс. человек населения до 1262 тыс. Но на самом деле убыль больше, так как за последние годы население увеличивалось за счёт мигрантов из Средней Азии, получавших российские паспорта. За эти же 30 лет в обратную сторону, с 1962 по 1992 годы, край прирос на 600 тысяч человек. Таким образом, если бы динамика прироста сохранялась, сегодня в крае было бы минимум 2,84 млн. человек (на 960 тыс. больше чем сейчас), а с учётом мигрантов и того больше.

[2] Американская диаспора в мире составляет от 5 до 9 млн. человек

  Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.