Философия, религия, наука        24 июня 2021        123         0

Шариков форева

Есть такая нехорошая вещь, как подмена понятий. Чаще всего эту методу применяют для инверсии добра и зла, дабы все принимали дерьмо за конфетку и наоборот. И есть мастера подмены. Например, Булгаков, гениальный «овертон».

Чем он занимается в «Мастере и Маргарите»? Эстетизацией зла, чем же еще. На Дух зла накидывает фрак джентльмена (а Дух блага делает ничтожным и бессильным), отрезает трамваем голову критику невежественного христианства, преданную женщину обнажает и низводит в общество проституток и убийц, разжигает в людях страсть к деньгам и сам же глумится над нею…

Он эдакое «пфе» в сторону «быдла», одновременно галантно целующий Бафомета под хвост, он плевок через губу сноба – зато шик, изыск и каждое слово на своем, выточенном под него месте.

А «Собачье сердце»? Вроде как не нужно доказательств, что под Шариковым изобразил он русский народ – сидело себе веками животное под пятой господ, бояр, дворян и прочей элитки, да вот нечаянно обрело облик человеческий… уж лучше бы и дальше сидело да на пустую миску гавкало, не так ли?

Зато респектабельный Преображенский просто душка! Ну, ладно живет в семи комнатах и в революционной стране желает кушать непременно в своей столовой – зарабатывает чем? Яйца и яичники блядунам пришивает! В наше время пол бы менял, не сомневайтесь! Людям на хлеб денег нету, пианино на пирожок меняют, а он «краковскую» колбасу хает, зажравшийся.

А что же несомненно отрицательный герой, еврей Швондер? Я, знаете ли, подобно Даниле Богрову, к этим ребятам  «как-то не очень», но вынужден признать, что толку от «швондеров» (и баб в кожанках) было в Советской России куда больше, чем от высокопарных «преображенских». В то время, как последние глумились, кушая суп-пюре из двойных тарелок (если не удобрили русские поля в составе белых гвардий и не таксовали в парижах), первые посильно просвещали народ, работая над его недалеким «шариковским» умом… песни даже вместе пели!

И песни прекрасные, замечу! Послав к едрене-фене государственную и прогосударственную религии, с попами-живоедами и невежами, они не выплеснули с водой ребенка. Да, христиане могут хвалиться, что «Кодекс строителей коммунизма» перекликается с лучшими местами из их Писаний (прямых и даже косвенных цитат, однако, не найти), только жили ли они когда по своим истрепанным книжкам?

Но послушайте три замечательных куплета («Суровые годы уходят Борьбы за свободу страны…») – как же прекрасно автор-новодел в 12 строчках уловил само эссе революции, сам дух!

Да и «ребенок», если резать последний огурец, вовсе не христианский. Ведь ранняя церковь ничего своего не имела, все тырила без зазрения совести  то у гностиков, то у поклонников Изиды, то у митраистов. Тот же величественный, глубокий мотив песни очень похож на лучшие образцы церковного пения, а то, в свою очередь, было сперто у греков да сирийцев. Так что революция лишь копнула до глубоких седых пластов, подняв и сделав вековую мудрость народным достоянием.

А разве незаметны параллели между контр-революционными (не любил профессор это словечко) «преображенскими» и современной интеллигенцией? Тот в гениталиях копается, и эти все о меньшинствах пекутся да за права заднеприводных борются. Тот за границу собирается, и эти нашли на «западах» чистейший идеал. Для тех народ был «шариковым», и для этих все то же быдло, не пора ли ему в стойло?

Меж тем, наши исторические и современные «преображенские» не могут не видеть большую разницу между народом и собой.  Вроде как немного ума нужно понять, что это две разные группы, объединенные в одно человечество, как старший и младший брат объединены одной семьей? И разве старший не должен помогать младшему, пока тот не повзрослеет, разве не обязан сопровождать его детство?

Сопровождение суть первый принцип в эволюции людей! И если мудрый не занимается умным, а умный презирает недалекого увальня, физически более сильного, но не понимающего простых абстракций, то справедливой пирамиды государственного устройства нам никогда не сложить, ни в России, ни в мире.

Значит, так и будем считать платоновское «Государство» за утопию, а Золотой век за миф, если не сказку. И потому обречены терпеть всякого рода несправедливости от «шариковых» дорвавшихся до сладкого, и преступную власть нашу, порочную церковь, алчный мега-бизнес,  лживую прессу, а Булгакова принимать за честнейшее зерцало, в котором, однако, правая рука успешно превращается в левую, и наоборот.

  Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *